Получила заказ из Лабиринта. Первым делом просмотрю первую - прямо сейчас.  Затем  перейду ко второй. Ну а третью будем читать вместе с Тимофеем в пятницу.
 
Хотя вот Василий Аксенов свою "Таинственную страсть" успел закончить, но и тут вышла незадача. Пока реалии его собственной жизни были переплавлены в героев его художественных книг, очень хотелось узнать о нем побольше, был аромат недосказанности и глубины. "Таинственная страсть" выглядит упрощенной и даже, прости господи, глуповатой. Эти дурацкие, нарочито и неприятно придуманные, какие-то ужасно чуждые русскому языку псевдонимы узнаваемых знаменитых его друзей (к чему, например, Высоцкий назван Влад Вертикалов? Окуджава - Кукуш Октава?). Для чего обилие ненужных откровенностей постельных сцен, которые под стать какому-нибудь любострастному Эдуарду Тополю, а уж никак не Аксенову и выдают томление старого и бессильного уже мужчины? То, что обжигало в "Ожоге", здесь ближе к истории болезни, чем к художественной прозе. Только Роберт Рождественский (Роберт Эр в книге, единственный, кстати, уместный псевдоним) получился живым характером и открывается с неожиданных сторон.
olgalitskaya - Две книги
Конечно, необыкновенно интересно читать про героев, которых знаешь с детства. Узнал довольно много нового про людей, в основном хорошего. Удивительно тепло написано про Рождественского. Признаться, я относился к нему всегда с некоторой насмешкой - автор стихов к советской попсово-патриотической эстраде. А Аксенов выписал человека интересного, совестливого и предельно порядочного, и, в общем, довольно трагическую фигуру. Про прочих неожиданностей, в общем, не было. Возможно, несколько все приукрашено, но Аксенов и сам пишет в предисловии: жанр мемуаров неизбежно искажает, поэтому он прямо имен и не использует. Как бы лирические герои.

В общем, очень хорошая, свежая и крепкая книга, никакой дряхлости и маразма. Очередной раз пожалел - рано ушел Василий Палыч, еще бы писать и писать.

rezoner: Последний роман Аксенова
Читаю букеровский роман Елены Чижовой "Время женщин". Написано, кстати, хорошо. Только непонятно, когда повествование ведётся от лица матери, когда от дочери, а когда от автора. Впрочем, это неважно.
Тщательно выписан заводской и коммунальный быт начала 60-х годов (Ленинград). Основная еда - картошка. Каждый день - картошка. Блины только по праздникам.

Журнал Татьяны Набатниковой - Затянем пояса в новом году
Дмитрий Быков о благотворительности, упоминаются уважаемые мной доктор Лиза и Чулпан Хаматова.
Кстати, ещё не читала его книгу о Пастернаке -  нужно раздобыть
 Навеяно постом  [livejournal.com profile] pavsofya 
Решила составить список своих любимых книг и призадумалась. Любимые - это те, которые перечитываешь время от времени, или те, что помнишь до сих пор, прочитав однажды много лет назад? В конце концов записала то, что вспомнилось  сразу, без раздумий.
Read more... )
Книгу о Зикмунде и Ганзелке. В детстве я зачитывалась их книгами, жаль, что не сохранилось ничего.

22 января сего года я вылетел на весенний семестр преподавания русской поэзии в университет города Талса в штате Оклахома. В дорогу я захватил недавно вышедщую книгу моего товарища, с которым мы прошли 7 сибирских рек — бывшего известинца Л. Шинкарева «Я это все почти забыл». Она посвящена дружбе с его и моими близкими друзьями, знаменитыми чешскими путешественниками Иржи Ганзелкой и Мирославом Зикмундом,
Новая Газета | № 11 от 4 Февраля 2009 г. | Редиска

Profile

pautchok: (Default)
pautchok

January 2013

S M T W T F S
  12345
67 89101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios