Не знаю, где раздобыла эту фотографию сестрица: пока не рассказывает, обещает выложить всё разом, и фотографии, и историю. Здесь моя вологодская бабушка Анна Григорьевна со своими детьми.

Read more... )
Жена удачно ловит щук, но едва не теряет сына
Read more... )

Слева герои этого поста в другом месте и в другой компании
 Продолжаю разбирать старые фотографии, некоторые вижу впервые. Например, эта. На ней мама, бабушка и прабабушка. Для моих внуков это уже пра-пра-пра.
 Это я
 
Когда я жила с родителями в Усть-Каменогорске, мы много путешествовали на машине. Не знаю, как они узнавали, куда нам ехать, не помню, чтобы у них были карты.
Сейчас, разбирая старые фотографии и записки отца, наношу на карту места, где когда-то побывала, и вижу там фотографии, сделанные другими людьми недавно. Природа совсем не изменилась, и многое, как будто увидено моими глазами

Первая встреча с будущей женой произошла на работе, когда она как молодой специалист, окончивший МХТИ, появилась в моём отделении с направлением из отдела кадров на должность мастера. Прибывшая девушка не принадлежала к тому типу женщин, на которых заглядываются мужчины, и ничем не отличалась от других, кроме густой копны светлых курчавых волос.

Read more... )
 
 

Хотя я и закончил Ленинградский Технологический институт, направление на работу получал в Москве. Узнав о том, что я имею прописку в Ленинграде у своей гражданской жены, кадровик министерства, беседовавший со мной, как бы извиняясь, говорил о долге, о советском патриотизме, о необходимости работать там, куда пошлёт Родина и т.п. Он видимо ожидал, что я буду упрашивать оставить меня в Ленинграде и был удивлён, с каким спокойствием и безропотностью я принял место моей предстоящей работы – маленький городок Глазов Удмуртской АССР.Read more... )
     
 

Преддипломную практику на этот раз мы проходили в городе Дзауджикау, расположенном в предгорьях Кавказа и об этих днях у меня сохранились самые лучшие воспоминания за весь период послевоенной студенческой жизни. Read more... )
После защиты диплома меня стали усиленно уговаривать остаться при кафедре аспирантом. Особенно часто на эту тему разговаривала со мной от имени завкафедрой его заместитель Берта Моисеевна. Такая настойчивость объяснялась рядом причин. Среди десяти выпускников я был единственным мужчиной, причём с солидным жизненным опытом, и в сравнении с девчатами, с большим прилежанием и серьёзным отношением к работе. Немаловажное значение имело то, что у меня проявилась склонность к научной работе. Наконец, надо отметить, что и в институте и впоследствии, мне приходилось много работать с евреями, и у меня со всеми были хорошие деловые и личные отношения. Несмотря на уговоры, я твёрдо решил идти на производство и получил назначение на Ленинградский завод «Красный химик», где проходил преддипломную практику, но ни одного дня поработать здесь не пришлось.

Только что зарождавшейся отрасли промышленности срочно нужны были инженерные и научные кадры, и быстрее всего такие кадры можно было получить путём обучения молодых, только что получивших дипломы, инженеров новой специальности. Так мы снова сели на студенческую скамью и проучились ещё полтора года. Насколько я помню, нашего согласия при этом не спрашивали, а ссылались на какой-то важный приказ. Стипендию нам установили повышенную – 700 рублей. В процессе обучения по новой специальности упор делался на более углублённое изучение химии и физической химии, а также на изучение новых разделов науки и техники.
Итак, после вынужденного, более чем пятилетнего перерыва я оказался в стенах родного института и приступил к учебе. Были трудности материальные и связанные с тем, что за годы войны всё или почти всё забылось, но после войны всё это казалось несущественным. Как это не покажется странным, но мы, студенты, в материально-бытовом отношении жили лучше чем до войны в сравнении с другими группами населения.Read more... )
Бывшие фронтовики
С первого же дня пребывания в институте меня естественно волновало, кто из моих прежних друзей и знакомых находится здесь. Исчерпывающую информацию удалось получить на очередном институтском вечере. Вечер, посвященный Дню советской армии, состоялся через несколько дней после моего прибытия. Ребят в то время в институте было мало, поэтому появление каждого нового студента в военном обмундировании не проходило незамеченным, и как только я появился в зале, меня окружили несколько знакомых и незнакомых девчат.Read more... )
В середине декабря 1945 года я вернулся из Германии в Вологду, и в начале февраля 1946 получил вызов из института для продолжения учёбы. Сборы, конечно, были недолгими, но неожиданно встретились большие затруднения с покупкой билета. Въезд в Ленинград в тот период разрешался только при наличии письменного разрешения-вызова Ленинградского совета депутатов трудящихся. Такого вызова у меня не было. Read more... )


 
Мой отец, Николай Анисимович Уров, в конце жизни написал воспоминания, которые назвал "Моя автобиография с отступлениями и размышлениями". Он родился при Ленине и умер при Горбачеве, то есть его жизнь по времени точно совпала с периодом Советской власти, и в ней отразилось всё, что было в это время в стране: репрессии, война, учёба в институте, работа в атомной энергетике. 
 
В 1952 г  он женился на Зине Пивушковой, а вскоре родилась я. Интересно, что хотя они жили до этого в разных городах,  в Москве и Ленинграде, вполне могли встретиться и раньше,  например в Дзау-Джикау, где оба проходили преддипломную практику, правда, я пока не понимаю, было ли это в один год, или всё-таки в разные.

Последний день в Москве
1951 г
 
Из маминых рассказов знаю, что дипломную работу она делала в каком-то закрытом институте, у которого даже названия не было, а просто номер, то-ли 6, то-ли 9, не помню точно. Ей предлагали остаться там по распределению, но как истинный романтик, Зина Пивушкова решила ехать на восток. Единственное пожелание, которое она высказала на распределительной комиссии - чтобы там, куда её направят,  можно было кататься на лыжах.
Read more... )
"Сачки" у моря
"Сачки" у моря - так подписана эта фотография в мамином альбоме.
По воспоминаниям одного из коммунаров "этот снимок в коммунарской среде был очень известен и назывался всегда «Пять сухумских граций». Сделан он в Сухуми, когда ребята спустились к морю с Клухора. А изображены «грации» на снимке в следующем порядке – слева направо: Вера Качалкина, Зина Пивушкова, Валя Егорова, Ира Морданова и Майя Хвощевская".
Заразил всех своих ближайших друзей и подруг горами Женя Строганов. Он еще до войны, работая на авиационном заводе занялся альпинизмом в спортивном обществе "Крылья Советов". Развалины старого дворца в Царицыно служили тренировочными стенками для скалолазов, а потом были реальные тренировки и походы на Кавказе.
Read more... )
Не могу не поделиться - это про мою бабушку и посвящённую ей песенку
Read more... )
Люблю эту  фотографию, на ней мама очень на себя похожа 

Из воспоминаний Эллы Ф.
"Коммунары" - это был центр притяжения для всех "некоммунаров"! Там все были отличными ребятами, но было два особенных солнечных человека - это Женя Строганов и Зина Пивушкова! Их солнечность была разная: Зина была необыкновенно жизнерадостная, легкая, с замечательным неунывающим характером (кстати эти ее качества сохранились и много позже). А солнечность Жени шла от доброты и щедрости, и не по возрасту - мудрости души. Мы их очень любили и помним всегда.
 11 июля 1946 г
Слева в нижнем ряду сидят Ира Морданова и Зина Пивушкова.
Вот так, взявшись за руки, они и отправились из своего 10"Б" класса школы №3 г. Загорска поступать в Менделеевку.



Такие вопросы любит задавать Тоня Самсонова
Read more... )

Profile

pautchok: (Default)
pautchok

January 2013

S M T W T F S
  12345
67 89101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 23rd, 2017 09:36 pm
Powered by Dreamwidth Studios